Real man

in virtual reality

Tag: Притчи

Слава Герострата

Дело было проще простого, и обвиняемый сам не отрицал свою вину - даже настаивал на ней. И всё-таки судья никак не мог сказать, не покривив совестью, что суду всё ясно. Суд как раз был в растерянности.
- Подсудимый! Вы признаёте, что произвели поджог, совершив тем самым не только государственное преступление, но также богохульство и акт невиданного вандализма. Все улики однозначно указывают на вас, и о том же говорят многочисленные свидетели. Но может, вы все-таки объясните - ну зачем вам понадобилось сжигать храм?! Вы говорите, что не из-за ваших религиозных взглядов, не из личной мести, не по чьему-то наушению... Но тогда почему?
- Ради славы, конечно!- объяснил подсудимый.- Кто такой, в конце концов, этот Фидий? Такой же человек, как и я, даже хуже. И что он такого великого сделал? Построил дом, велика важность! Но его имя прославлено в веках, а моё? Кто знает обо мне? А ведь я и умнее, и красивее Фидия. Я более достоин. Но храм - вот он, стоит, все им восхищаются, все поминают Фидия, а кто знает обо мне? Зато теперь...
Он улыбнулся и блаженно зажмурился, словно ослепленный собственной славой.
- Вся Эллада гудит! Все обсуждают дело рук моих! И через тысячу лет, и через две тысячи лет о моем преступлении будут помнить. Потому что никто никогда не сможет превзойти меня в искусстве бессмысленного разрушения. Я разрушил величайшее творение всех времен и народов - и совершил тем самым величайшее в истории преступление. Теперь можете меня казнить, мне всё равно. Я увенчал свое имя славой во веки вечные.
Судья вздохнул и сделал знак писарю.
- Теперь суду всё ясно. Пиши приговор. Смертная казнь, гражданская казнь... ну, всё как уже говорилось. И припиши особое постановление суда: дабы стереть самую память о человеке, совершившем это злодеяние, отныне и впредь запрещается произносить его имя... Герострат!
- Какой Герострат?! Мое имя Феофил!
- Я знаю,- сказал судья и осклабился.

Недобрый сказочник

Еврейские пословицы

  • Не столько с деньгами хорошо, как без них плохо.
  • Адам — первый счастливчик, потому что не имел тёщи.
  • Если проблему можно решить за деньги, это не проблема, это расходы.
  • Бог дал человеку два уха и один рот, чтобы он больше слушал и меньше говорил.
  • Да убережет тебя Бог от дурных женщин, от хороших спасайся сам!
  • Вошло вино — вышла тайна.
  • Бог не может быть везде одновременно — поэтому он создал матерей.
  • Не будь сладок — иначе тебя съедят. Не будь горек — иначе тебя выплюнут.
  • Бойся козла спереди, коня — сзади, дурака — со всех сторон.
  • Гость и рыба через три дня начинают попахивать.
  • Знания много места не занимают.
  • Лучше еврей без бороды, чем борода без еврея.
  • Человек должен жить хотя бы ради любопытства.
  • Глухой слышал, как немой рассказывал, что слепой видел, как хромой быстро-быстро бежал.
  • Бог защищает бедняков, по крайней мере, от грехов дорогостоящих.
  • Если бы благотворительность ничего не стоила — все бы были филантропами.
  • Когда старая дева выходит замуж, она тут же превращается в молодую жену.
  • Родители учат детей разговаривать, дети родителей учат молчать.
  • Издали все люди неплохие.
  • Может быть, яйца намного умнее кур, но они быстро протухают.
  • Мужчины больше бы сделали, если бы женщины меньше говорили.
  • Хорошо молчать труднее, чем хорошо говорить.
  • Плохая жена — хуже дождя: дождь загоняет в дом, а плохая жена из него выгоняет.
  • Мир исчезнет не оттого, что много людей, а оттого, что много нелюдей.
  • Господи! Помоги мне встать на ноги — упасть я могу и сам.
  • Если жизнь не меняется к лучшему, подожди — она изменится к худшему.
  • Какой бы сладкой ни была любовь, компота из нее не сваришь.
  • Когда нечего делать, берутся за великие дела.
  • Выбирая из двух зол, пессимист выберет оба.
  • Все жалуются на отсутствие денег, а на отсутствие ума — никто.
  • Кто детей не имеет, хорошо их воспитывает.
  • Лучше умереть от смеха, чем от страха.
  • Опыт — это слово, которым люди называют свои ошибки.
  • Седина — признак старости, а не мудрости.
  • Старея, человек видит хуже, но больше.
  • Где прошел хохол - еврею делать нечего.

О правых и виноватых

В одном маленьком городе живут по соседству две семьи. Одни супруги постоянно ссорятся, виня друг друга во всех бедах и выясняя, кто из них прав, а другие дружно живут, ни ссор у них, ни скандалов.

Дивится строптивая хозяйка счастью соседки. Завидует. Говорит мужу:
– Пойди, посмотри, как у них так получается, чтобы все гладко и тихо.

Пришел тот к соседскому дому, притаился под открытым окном. Наблюдает. Прислушивается. А хозяйка как раз порядок в доме наводит. Вазу дорогую от пыли вытирает. Вдруг позвонил телефон, женщина отвлеклась, а вазу поставила на краешек стола, да так, что вот-вот упадет.

Но тут ее мужу что-то понадобилось в комнате. Зацепил он вазу, та упала и разбилась.

"Ох, что сейчас будет!", – думает сосед.

Подошла жена, вздохнула с сожалением, и говорит мужу:

– Прости, дорогой. Я виновата. Так неаккуратно вазу поставила.
– Что ты, милая? Это я виноват. Торопился и не заметил вазу. Ну да, ладно. Не было бы у нас большего несчастья.

... Больно защемило сердце у соседа. Пришел он домой расстроенный. Жена к нему:
– Ну что ты так долго? Посмотрел?
– Да!
– Ну и как там у них? – У них-то все виноваты. А вот у нас всегда все правы.

Самые короткие в мире рассказы

Однажды редактор журнала «New Time» Стив Мосс решил провести конкурс, участникам которого предлагалось написать рассказ длиной в 55 слов, но чтобы при этом в тексте сохранялись стройный сюжет, проработанность персонажей и необычная развязка. Он получил отклик таких масштабов, что по результатам конкурса удалось собрать целый сборник, получивший название «Самые короткие в мире рассказы».


Современная медицина

Ослепительный свет фар, оглушающий скрежет, пронзительная боль, абсолютная боль, затем теплый, манящий, чистый голубой свет. Джон почувствовал себя удивительно счастливым, молодым, свободным, он двинулся по направлению к лучистому сиянию.
Боль и темнота медленно вернулись. Джон медленно, с трудом открыл опухшие глаза. Бинты, какие-то трубки, гипс. Обеих ног как не бывало. Заплаканная жена.
- Тебя спасли, дорогой!

Август Салеми


Благодарность

Шерстяное одеяло, что ему недавно дали в благотворительном фонде, удобно обнимало его плечи, а ботинки, которые он сегодня нашел в мусорном баке, абсолютно не жали.
Уличные огни так приятно согревали душу после всей этой холодящей темноты...
Изгиб скамьи в парке казался таким знакомым его натруженной старой спине.
«Спасибо тебе, Господи, — подумал он, — жизнь просто восхитительна!»

Эндрю Э. Хант


Постельная история

— Осторожнее, детка, он заряжен, — сказал он, возвращаясь в спальню.
Ее спина опиралась на спинку кровати.
— Это для твоей жены?
— Нет. Это было бы рискованно. Я найму киллера.
— А если киллер — это я?
Он ухмыльнулся.
— У кого же хватит ума нанять женщину для убийства мужчины?
Она облизнула губы и навела на него мушку.
— У твоей жены.

Джеффри Уитмор


«»

-В объявлении написано, что у вас можно взять квест,- сказал Полуэльф бургомистру.- Но там не объясняется, в чём суть. Вы не могли бы уточнить?
-Да всё просто,- пожал плечами бургомистр.- Видите вон тот холм? На нём засел гоблин с гранатомётом. И периодически обстреливает город. Вот, собственно, и вся проблема.
-Ага, понятно. Надо убить гоблина...
-Что вы, что вы!?- бургомистр вытаращил глаза и замахал руками.- Его ни в коем случае нельзя убивать!
-Почему?- удивился Гном.- Это же гоблин!
-Вот именно! Если мы его убьём, мировая общественность скажет, что это геноцид, а мы расисты.
-Ну и что? Пусть говорит что хочет.
-И введёт войска,- мрачно закончил свою мысль бургомистр.
-Хм...-задумался Полуэльф.- То есть, этот засранец стреляет по вам из гранатомёта, а вы терпите и не смеете дать сдачи?
-Не смеем,- развёл руками бургомистр.- Иначе нас назовут агрессорами.
-Ну хорошо, а если, допустим, не убивать гоблина, а прогнать его куда-нибудь подальше?
-С его холма? Невозможно. Тогда нас назовут оккупантами.
-Поймать и отобрать гранатомёт?
-Экспроприаторами.
-Посадить под замок вместе с гранатомётом?.. Ладно-ладно, не отвечайте,- быстро проговорил Полуэльф, когда бургомистр открыл было рот.- Я всё понял. Действительно, интересный случай.
-Ну так чего же вы от нас хотите?- не выдержала Принцесса.- Убивать нельзя, разоружать нельзя, ловить и прогонять тоже нельзя, а что тогда остаётся? Перевоспитывать? Это не наш профиль.
-Нет, что вы... Для такой работы мы бы позвали психолога. Но, кстати, тогда мировая общественность обвинила бы нас в оказании психологического давления.
-И в осквернении самобытных традиций,- добавил Гном, солидно качнув головой.- Пострелять из гранатомёта по людишкам - это же для гоблинов святое!
-Вот-вот,- радостно воскликнул бургомистр,- вы меня понимаете.
-Ну а от нас-то что требуется?- снова встряла Принцесса.
-Отнести посылку,- вздохнул бургомистр.
-Кому? Гоблину?
-Ну да. Ведь там, на холме, нет никаких запасов еды. Через час гоблин проголодается, объявит перемирие и начнёт переговоры. Он так каждый день делает. Требует, чтобы ему приносили еду, вино, оружие, иногда ещё чего-нибудь... А потом, когда наестся, заявляет, что мирные переговоры зашли в тупик и он вынужден возобновить огонь. Мировая общественность ему очень сочувствует. Считает, что он принципиальный.
-А если вы откажетесь предоставлять ему еду и оружие...
-Тогда про нас скажут, что...
-Ладно-ладно, мы поняли,- замахал руками Полуэльф.
-...и введут войска,- пробубнил бургомистр.
-Ну хорошо, а мы-то вам зачем? Послали бы кого-нибудь из своих отнести мешок.
-Посылали уже. Никто не вернулся.
-Что, гоблин их всех убил?
-Он утверждает, что нет.
-А...
-А мировая общественность ему верит.
-А...
-А тогда скажут, что мы провокаторы. Понимаете, это ведь он, гоблин, проявляет мирную инициативу, это его жест доброй воли. И если что-то пошло не так, то только по нашей вине. Очевидно же! А вы... ну вроде как посторонние, вас он, может, и не тронет.
-Ну хорошо,- подытожил Полуэльф.- Если отбросить всякую политическую шелуху, то от нас требуется взять посылку у заказчика и отнести её клиенту, верно? Обычный почтовый квест. А всё остальное - только ваши проблемы. Так?
-Всё верно,- подтвердил бургомистр,- значит, договорились?
-По рукам,- кивнул Полуэльф. Бургомистр облегчённо вздохнул.
-Можно вопрос?- подняла руку Принцесса.- Вот вы так боитесь, что мировая общественность назовёт вас агрессорами, или милитаристами, или ещё чем похуже - а как она вас называет сейчас?
-Идиотами,- печально ответил бургомистр.

(С) Недобрый сказочник